«Кода» Рэя Брэдбери. Что хотел он сообщить людям в своей статье

Купил недавно книгу «451 по Фаренгейту» от издательства “Э” (практичные у них книжки, удобно брать с собой в дорогу) в переводе Бабенко В. Помимо основного романа, в книгу добавили важную и актуальную на сегодняшний день статью Рэя Брэдбери от 1979 года. Еще тогда он сумел предсказать опасные для общества метаморфозы, которые могут нас приблизить к периоду тотальной цензуры и уничтожения человеческой истории. Ведь книги, которые писались в различные времена и эпохи не должны подвергаться редактированию под запросы существующего общества, тогда историческая картина теряет свою объективность.

Впрочем, почитайте эту статью, поймете, о чем я. Ниже представлен перевод от Бабенко В. К сожалению, оригинал в сети найти не смог, также, как и перевод. Поэтому собственноручно набрал этот текст, больше нигде в свободном (бесплатном) доступе вы не найдете этот материал. Выложу сюда основные моменты, на которые хотел бы обратить ваше внимание. Весь перевод здесь опубликовать не могу, так как на них распространяются авторские права. Буду очень рад, если сделаете репост!

Рэй Брэдбери о редакторах и меньшинствах

Рэй Брэдбери «Кода» (1979 год)

 

Около двух лет тому назад я получил письмо от одной важной молодой леди из колледжа Вассара, в котором она сообщала, что ей очень понравился мой эксперимент в области космической мифологии – «Марсианские хроники».

Но, добавила она, разве не будет лучше, если сейчас, по прошествии времени, переписать эту книгу, вставив в нее побольше женских персонажей и ролей?

За несколько лет до этого я получил немало писем по поводу все тех же «Марсианских хроник»; авторы многих посланий сетовали, что черные в книге – сплошные “дяди Томы”, и интересовались, почему бы мне не “переписать их заново”?

Примерно в то же самое время пришло письмо от одного белого южанина, который рассудил, что я слишком расположен к черным, и предложил вообще выкинуть из цикла один из рассказов.

– // –

Лет пять назад редакторы одной антологии, предназначенной для школьников, объединили в одном томике около 400 (можете пересчитать!) рассказов. Как можно втиснуть в одну книгу 400 рассказов таких авторов, как Твен, Ирвинг, По, Мопассан и Бирс?

Святая простота! Сдери кожу, выломай кости, вытряхни костный мозг, иссеки мясо, развари, перетопи сало и уничтожь. Каждое прилагательное, имеющее хоть какое-нибудь значение, каждый глагол, который не стоит на месте, каждая метафора весом больше комара – вон! Каждое сравнение, способное заставить полукретина скривить губы в улыбке, – ату его! Каждое отступление, объясняющее грошовую философию первоклассного писателя, – долой!

И вот уже любой рассказ, исхудавший, изголодавшийся, исчерканный, облепленный пиявками и обескровленный до белизны, неотличим от любого другого рассказа. Твен читается, как По, читается, как Шекспир, читается, как Достоевский, читается, как – в финале – Эдгар Гест. Каждое слово, в котором более трех слогов, – вырезается бритвой. Каждый образ, требующий хотя бы секундного внимания, – убит наповал.

Ну что, начинаете схватывать эту проклятую, эту невероятную картину?

Вы спросите, как я на все это среагировал?

А я всех “уволил”.

Всем и каждому послал уведомление об отказе.

Обеспечил эту ассамблею идиотов билетами до самых дальних пределов ада.

Смысл сказанного очевиден. Сжечь книгу можно разными способами. В мире полно людей, бегающих с зажженными спичками. Каждое меньшинство, будь то баптисты / унитарии / ирландцы / итальянцы / движение за права восьмидесятилетних / дзен-буддисты / сионисты / адвентисты седьмого дня / движение в защиту прав женщин / республиканцы / Международная церковь истинного евангелия, – все они полагают, будто обладают волей, правом и обязанностью поливать книги керосином и поджигать запал. Каждый полудурок-редактор, считающий, что стоит у истоков всего этого скучнейшего литературного бланманже, всей этой незаправленной литературной каши, всего этого пресного литературного теста, постоянно вылизывает свою гильотину, приглядываясь к шеям авторов, которые осмеливаются говорить не шепотом или писать что-нибудь сложнее прибауток.

Капитан-Пожарный Битти в моем романе «451 по Фаренгейту» описал, как по началу книги сжигались именно меньшинствами, каждое из них выдирало страницу или абзац сначала из этой книги, потом из той, пока не наступил день, когда в книгах осталась одна пустота, мозги захлопнулись, а библиотеки закрылись навсегда.

-//-

Потому что мы живем в безумном мире, и он станет еще безумнее, если мы позволим меньшинствам – будь то карлики, или гиганты, орангутаны или дельфины, ядерные психи или певцы чистой воды, компьютерные фанатики или неолуддиты, простаки или мудрецы – вмешиваться в эстетику. Да, реальный мир – это игровая площадка, где могут собираться какие угодно группы, и им вольно сочинять свои законы или отказываться от них. Но кончик носа любой моей книги, любого рассказа, любого стихотворения – это то место, где их права заканчиваются и начинаются мои территориальный императивы: управляй и властвуй. Если мормонам не нравятся мои пьесы, пусть пишут свои собственные. Если ирландцам ненавистны мои дублинские рассказы, пусть берут напрокат пишущие машинки.

 

-//-

 

Вот такое нам оставил послание Рэй Брэдбери. А вы как считаете, стоит ли переписывать книги ради спокойствия меньшинств?

Не забудьте поделиться постом!

Об авторе

Arzikulov

Нефтяник по образованию. Бывший журналист. Теперь веду свой личный блог. Подписывайтесь!